RSS

Mikhail Lermontov’s Birthday 2009

Thu, Oct 15, 2009

2009, Official Logos

Appeared on Google Russia (www.google.ru)
Mikhail Lermontov's Birthday 2009
Mikhail (Yuryevich) Lermontov – born on October 3 (New Time Oct. 15), 1814 – died July 15 (New Time July 27), 1841

english

The freedom loving Russian Romantic poet and author of the novel GEROI NASHEGO VREMENI (1840, Hero of Our Time), which had a deep influence on later Russian writers. Lermontov was exiled twice to the Caucasus because of his libertarian verses. He died in a duel like his great contemporary, the poet Aleksandr Pushkin.

THE SAIL
A lone white sail shows for an instant
Where gleams the sea, an azure streak.
What left it in its homeland distant?
In alien parts what does it seek?
The billows play, the mast bends, creaking,
The wind, impatient, moans and sighs…
It is not joy that it is seeking,
Nor is’t from happiness it flies.
The blue waves dance, they dance and tremble,
The sun’s bright rays caress the seas.
And yet for storm it begs, the rebel,
As if in storm lurked calm and peace!…
(1832, translated by Irina Zheleznova, from Mikhail Lermontov: Selected Works, Progress Publishers, Moskow, 1976)

Mikhail Lermontov was born in Moscow. His mother, Maria Mikhailovna Lermontova, an heiress to rich estates, belonged to the prominent Stolypin family. She died of consumption in 1817. Yuri Petrovich Lermontov, his father, was a poor army officer. After the death of Maria Mihkailovna, he left his son’s upbringing to Yelizaveta Alexeyevna Arsenyeva, his wealthy grandmother. In the new home Mikhail became the subject of family disputes between his grandmother and father, who was not allowed to participate in the upbringing. Lermontov received an extensive education at home, but it included doubtful aspects: in his childhood he was dressed in a girl’s frock to act as a model for a painter.

At the age of fourteen Lermontov moved to Moscow, where he entered a boarding school for the sons of the nobility. At the Moscow University he started to write poetry under the influence of Lord Byron, adapting the Byronic cult of personality. One of Lermontov’s first loves during this period was Ekaterina Sushkova, who did not reciprocate his feelings. Seventeen years later Lermontov revenged by courting her publicly and then dropping her suddenly.

Lermontov studied ethics, politics, and literature, but was expelled in 1832 for disciplinary reasons. He then went to St. Petersburg and graduated from the cadet school in 1834 with the lowest officer’s rank of cornet. He was stationed in the same town with a Husser regiment of the Imperial Guards.

From his position in the Hussars and with his early devotion to writing, Lermontov observed the social life of the wealthy. By 1832 he had already written two hundred lyric poems, ten long poems and three plays. His first verse narrative, KHADZHI ABREK, appeared in 1835. MASKARAD (1836), considered Lermontov’s best drama, centers around a bracelet, mistaken identities, and jealousy. At the end a faithful wife is poisoned with ice cream by her husband. The play was first produced by V.E. Meyerhold in St. Petersburg on the eve of the Revolution in 1917. Later Lermontov’s melodrama inspired Aram Khachaturian’s Masquerade Suite (1944).

In 1837 Lermontov gained wider recognition as a writer. After Alexandr Pushkin was killed in a duel, he published an elegy, SMERT POETA. In it he finds, behind the blind tool of destiny, arrogant descendants “of fathers famed for their base infamies / Who, with a slavish heel, have spurned the remnants / Of nobler but less favoured families!” And Lermontov continues prophetically: “Before this seat your slanders will not sway / That Judge both just and good… / Nor all your black blood serve to wash away / The poet’s righteous blood.” The poem was enthusiastically received in liberal circles, but annoyed the autocratic Tsar Nicholas I. Lermontov was arrested and exiled to the Caucasus, where he with several of the members of the Decembrist anti-Nicholas I revolt.

Due to the influence of his grandmother, Lermontov was permitted to return to Petersburg. However, Lermontov’s attitude toward contemporary state of affairs did not become less critical. “There was something ominous and tragic in Lermontov’s appearance,” said Ivan Turgenev later, “his swarthy face and large, motionless dark eyes excluded a sort of somer and evil strength, a sort of pensive scornfulness and passion.” . . . . The words, “His eyes did not laugh when he laughed,” from A Hero of Our Time, etc., could really have been applied to himself.”

Also in 1837 there appeared the poem About Czar Ivan Vasiliyevich, His Young Bodyguard, and the Valiant Merchant Kalashnokov. The scenery of the Caucaus, the wild tribesmen, and the company of ordinary soldiers inspired Lermontov. He produced a series of tales, later collected under the title A Hero of Our Times, one of the great classics of 19th-century Russian literature. The Caucasus had also inspired Puskin, and later Tolstoy depicted this wild and colorful frontier and its people in Hadzi-Murat. Politically the Russian Empire gained control of the Caucasus in the 1860s, but it has been ever since a constant source of conflicts, lately in the Checheno-Ingush region.

A Hero of Our Time has been characterized as the first Russian novel of psychological realism. It consists of five separate stories linked by a common hero, Grigorii Pechorin, who is young, intelligent and feels his life empty. In the foreword Lermontov writes: “A Hero of Our Time, my dear sirs, is indeed a portrait, but not of one man; it is a portrait built up of all our generation’s vices in full bloom.” The book involves three narrative levels, which do not follow chronological order. The first tale, ‘Bela,’ introduces an unnamed narrator. He tells a story, in which Pechorin steals a Circassian princess, Bela. She loves Pechorin, who after some time starts to spent his time on hunting trips. Finally she is murdered by a vengeful Circassian. In ‘Maksim Maksimych’ the narrator acquires Pechorin’s papers. Pechorin starts his journey to Persia, tells that “I doubt whether I shall return, nor is there any reason why I should.” He dies upon his return. In ‘Taman’ Pechorin is nearly drowned in a wretched provincial town. He has witnessed at night strange doings of local smugglers and a young girl, working for them, tries to kill him in a boat. Pectorin manages to hurl the girl into the sea. In ‘Princess Mary’ Pechorin asks “why it is that I so persistently seek to win the love of a young girl whom I do not wish to seduce and whom I shall never marry. Why this feminine coquetery? Vera loves me better than Princess Mary ever will. Were she an unconquerable beauty, the difficulty of the undertaking might serve as an inducement…” Pechorin has no desire to marry the Princess. In a duell he kills Grushnitsky, who has been his friend and loves the Princess. The last story, ‘Fatalist’ has Pechorin speculating on whether fate or change rules human existence. One of Pechorin’s friends, Vulic, had earlier played Russian roulette; he survives the game but bets are made was the pistol loaded – it was. Vulic is killed on his way to home by a drunken Cossack by a sabre. “After all this, one might think, how could one help becoming a fatalist?”

During this creative period he wrote such masterpieces as The Novice, The Cliff, Argument, Meeting, A Leaf, and Prophet. In ‘Clouds’ (1840) the poet contrasted the clouds “free both to come and go, free and indifferent” to his fate in exile. ‘The Dream’ (1841) anticipated the poet’s death in that remote country: “In Daghestan, no cloud its hot sun cloaking, / A bullet in my side, I lay without / Movement or sound, my wound still fresh and smoking / And drop by drop my lifeblood trickling out.”

Lermontov’s best-known poem, The Demon (1842), about an angel who falls in love with a mortal woman, reflected the poet’s self-image as a demonic creature. The melancholic Demon, exiled from Paradise, wanders on Earth, past hope of making peace again. At night he visits Tamara who says: “Come, swear to me to leave behind / All evil wishes from this hour”. The Demon promises: “You are my holy one. This day / My power at your feet I lay. / And for your love one moment long / I’ll give you all eternity.” His kiss like deadly poison kills Tamara, who is saved by her martyr’s pain: “She suffered, loved, laid down her life – / And Heaven opened to her love!” The Demon curses his dreams of better things – “Alone in all the universe, Abandoned, without love or hope!…” Lermontov drafted the sorrowful and self-accusing poem first at the age of 14.

Because of a duel with the French ambassador’s son, Lermontov was again exiled, this time to Tenginskii Infantry Regiment on the Black Sea. The regiment was almost permanently engaged on active service and for his courage Lermontov gained the admiration of his fellow officers. However, serving in the front prevented him from writing. Pretending to be ill, Lermontov returned to the health resort of Pyatigorsk, near Moscow and joined the social life of the town. He quarrelled with Major N.S. Martynov, an old acquaintance of the family, and was killed in 1841, at the age of 27, in a duel.

русский

Михаил Юрьевич Лермонтов (3 (15) октября 1814(18141015), Москва — 13 (27) июля 1841, Пятигорск) — русский поэт, прозаик, драматург, художник, офицер.

Поэт, писатель, драматург. Родился Лермонтов в Москве, в семье офицера. Детство будущего поэта было омрачено ранней смертью матери и постоянной тяжбой между бабушкой и отцом. Тяжелые впечатления детства наложили отпечаток на характер юноши, способствовали формированию натуры с повышенными эмоциональными реакциями.

Уже в детские годы у Лермонтова проявилась такая черта его характера, как мечтательность, склонность к фантазии. Предметом его пристального внимания становится природа. В образах природы будущий поэт ищет и находит соответствия своим душевным переживаниям. Особую роль в развитии поэта Лермонтова сыграли поездки на Кавказ, пробуждавшие его поэтическое вдохновение.

“Синие горы Кавказа, приветствую вас!
Вы взлелеяли детство мое,
Вы носили меня на своих одичалых хребтах;
Облаками меня одевали;
Вы к небу меня приучили,
И я с той поры все мечтаю о вaс да о небе…”

– писал 16-летний Лермонтов.
Одна из ранних поэм Лермонтова – “Кавказский пленник” (1828). Она написана под сильным влиянием А.С.Пушкина. Вместе с тем эта поэма-своеобразный этап в овладении молодым поэтом основами мастерства. Лермонтов переделывает сюжет пушкинского “Кавказского пленника”, иную функцию выполняет в поэме образ природы. Отличительным свойством лермонтовского пейзажа становится его слитность с миром чувств лирического героя. Природа наделяется теми же, что и герои, качествами и приметами. В романтическом мире раннего Лермонтова человек и природа равновелики. Этот мотив будет впоследствии плодотворно развит в позднем творчестве Лермонтова и, прежде всего, в его поэме “Мцыри”. Лермонтов не подражал, не копировал, а усваивал в опыте Пушкина и других поэтов, своих предшественников, то что могло способствовать выражению его собственной творческой индивидуальности.

В 1828 г. Лермонтов поступает в пансион при Московском университете, а в 1830 г. становится студентом отделения словесности. В 1832 г. из-за столкновения с преподавателями университета Лермонтов вынужден был покинуть университет. Выйдя из Московского университета, он в этом же году поступил в Петербургскую школу гвардейских подпрапорщиков. Его натура, жаждущая бурь и сильных ощущений, не могла удовлетвориться гражданской службой. Лермонтова влекли приключения, военная карьера. Два года, проведенные им в школе, пагубно отразились на духовном развитии поэта. Лермонтов в эти годы почти не занимался творчеством. Откликом на этот период жизни становится стихотворение “Белеет парус одинокий”.

В Петербурге Лермонтов знакомится с текстом комедии А. С. Грибоедова “Горе от ума”, которая оказала большое влияние на впечатлительного поэта. Тогда и было задумано им драматическое произведение, содержащее резкую критику современных нравов. В 1835 г. Лермонтов пишет драму “Маскарад”, которой так и не суждено было появиться на сцене при его жизни. Во время пребывания в Петербурге Лермонтов проявляет интерес к истории России, увлекается чтением сб. “Древние Российские стихотворения, собранные Киршей Даниловым”. Его увлекает характер и лад русской былины, у него зарождается замысел произведения из русской национальной жизни, осуществленный позднее, в 1837 г. (“Песня про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова”).

В январе 1837 г. роковая весть о смертельной ране, полученной Пушкиным на дуэли, потрясла Лермонтова. Он пишет стихи “На смерть поэта”. Первоначально стихотворение было написано без последних 16 строк и удостоено высочайшей похвалы великого князя Михаила Павловича. В день смерти Пушкина Лермонтов пишет последние 16 строк, которые сыграли роковую роль в его собственной судьбе. Согласно высочайшему повелению Лермонтов весной 1837 г. должен был покинуть Петербург и ехать на Кавказ.

Впечатления, полученные Лермонтовым в экспедиции на восточном берегу Черного моря, участие в перестрелках с чеченцами обогатили Лермонтова разнообразными наблюдениями. Особенно поразила его старая Военно-Грузинская дорога своими красотами и многочисленными легендами и преданиями, ей посвященными. Предания эти были известны ему с детства. Теперь они восстановились в памяти и соединились с впечатлениями от роскошной природы Кавказа. Так зародилась мысль поэта перенести действие поэмы “Демон” на Кавказ.

Встреча на Кавказе с членами декабристского общества оказала большое влияние на Лермонтова. Он возвращается в Петербург другим человеком. Его юношеская веселость уступает место тоске и даже отчаянию. Поэт сравнивает свободолюбивых людей, встреченных им на Кавказе, с людьми своего круга, грядущее которых “иль пусто иль темно”. Поколение 30-х гг. изображает Лермонтов в “Думе”, единственном лирическом произведении, написанном им по возвращении с Кавказа.

Кавказские впечатления нашли отражение и в окончательном варианте поэмы “Демон” (1838) и в романе “Герой нашего времени”. В конце 30-х гг. Лермонтов начинает сотрудничество с “Отечественными записками”, журналом, где печатает повести “Бэла” и “Фаталист”, впоследствии вошедшие в роман “Герой нашего времени”.

Известность, пришедшая к Лермонтову в конце 30-х гг., не радует его. Поэта раздражает то, что он “входит в моду”. Его положение во многом напоминает положение Пушкина в придворных кругах. Свет недолюбливал Лермонтова за его дерзость, острую наблюдательность и независимость. Лермонтов осознавал это и предчувствовал, что настанет время, когда его “будут преследовать клеветами”.

Образ “героя времени”, получивший воплощение в лирической стихии лермонтовской поэзии, в романе “Герой нашего времени” (1839) раскрывается не только психологически. Роман Лермонтова – это его попытка дать анализ состояния современного общества, исследовать ту нравственную атмосферу, в которой зреют ростки новой жизни. Печорин – герой своего времени – тем и отличается от всех других персонажей романа, что он – единственный, кто умеет взять на себя всю тяжесть ответственности судить не только окружающее его общество, но и быть критичным по отношению к себе. Лермонтов представляет читателю возможность изучить различные стороны жизни в их соотношении с судьбой отдельного человека, а судьбу человека рассмотреть на фоне общественно-исторических обстоятельств.

Лермонтов – психолог исследует процессы духовного искажения личности средой, обращая внимание на определяющие, переломные в жизни героев события. Это касается и образов простых, естественных людей – Казбича, Бэлы, Максима Максимыча, и “честных контрабандистов”, и людей печоринского круга – Грушницкого, Вернера, Мери. Создавая психологический портрет Печорина, рисуя процесс внутреннего ожесточения героя, Лермонтов одновременно создает образ “простого человека” – Максима Максимыча – доброго, искреннего, преданного Печорину всей душой. Перед читателем развертывается трагедия человека, своим поведением оправдывающего безнравственные поступки Печорина.

Исследование личности Печорина в “дневниковых” главах романа построено по принципу взаимохарактеристики персонажей. Грушницкий и Вернер не только герои, имеющие свою собственную судьбу и характер, но и своеобразные “зеркальные” отражения личности Печорина. Лермонтовский Печорин познает самого себя, изучая и познавая личность других людей.

Образ Печорина раскрывается не только в действии, поступках, но и в характеристике внешности героя. Лермонтов создает удивительно богатый психологическим рисунком портрет внешности Печорина. Портрет героя создается не только выразительными, но и изобразительными средствами. В описании пластики движений Печорина, его фигуры, выражения глаз чувствуется взгляд Лермонтова – художника, прекрасно владевшего кистью живописца.

Композиция романа играет важнейшую роль в формировании художественного замысла Лермонтова. Характер Печорина в первых главах романа раскрывается с внешней стороны, его личность проявляется в поступках, в отношении к нему других персонажей. В дневнике Печорина перед нами исповедь героя, дающая объяснение многим поступкам его. Хронологическая последовательность событий в сюжете романа заменяется психологической последовательностью “узнавания” героя читателем. В романе “Герой нашего времени” соединился глубокий психологический анализ напряженной духовной жизни отдельной личности с аналитическим изображением эпохи конца 30-х гг., периода нравственных потерь и общественных разочарований.

За дуэль с де Барантом, за непозволительные стихи (“Первое января”) Лермонтов вторично был сослан на Кавказ.

В то время, как поэт вел жизнь, полную приключений и тревог, в Петербурге готовились к изданию его сочинения – 28 лирических пьес, выбранных самим поэтом (1840). Лермонтов страстно мечтает уйти в отставку и заняться литературной деятельностью. Но судьба распорядилась иначе. Трагически нелепая случайность (дуэль с Н. Мартыновым) оборвала жизнь поэта 15 июня 1841 г. Ушел из жизни второй великий поэт России, которому было всего 26 лет.

Драмы:

  • Арбенин
  • Два брата
  • Испанцы
  • Маскарад
  • Странный человек
  • Цыганы (набросок)
  • Menschen und Leidenschaften (люди и страсти)

Поэмы:

  • Азраил
  • Ангел смерти
  • Аул Бастунджи
  • Беглец
  • Боярин Орша
  • Гошпиталь
  • Два брата
  • Две невольницы
  • Демон
  • Джюлио
  • Измаил-Бей
  • Исповедь
  • Кавказский пленник
  • Каллы
  • Корсар
  • Литвинка
  • Монго
  • Моряк
  • Мцыри
  • Начало поэмы
  • Олег
  • Песня про купца Калашникова
  • Петергофский праздник
  • Последний сын вольности
  • Преступник
  • Сашка
  • Сказка для детей
  • Тамбовская казначейша
  • Уланша
  • Хаджи Абрек
  • Черкесы

Стихотворения с Названиями:

  • 10 июля. (1830)
  • 11 июля
  • 1830 год. Июля 15-го
  • 1830. Мая. 16 числа
  • 1831-го июня 11 дня
  • 1831-го января
  • 30 июля. – (Париж.) 1830 года
  • 7-го августа
  • А. А. Олениной
  • А. А. Углицкой
  • А. А. Ф…..у
  • А. Г. Хомутовой
  • А. Д. З<акревскому>
  • А. М. Верещагиной
  • А. О. Смирновой
  • А. П. Петрову
  • Алябьевой (Новогодние мадригалы и эпиграммы)
  • Ангел
  • Арфа
  • Атаман
  • Баллада (“Берегись! берегись! над бургосским путем”)
  • Баллада (“В избушке позднею порою”)
  • Баллада (“Из ворот выезжают три витязя в ряд”)
  • Баллада (“Куда так проворно, жидовка младая?”)
  • Баллада (“Над морем красавица-дева сидит”)
  • Бартеневой (Новогодние мадригалы и эпиграммы)
  • Башилову (Новогодние мадригалы и эпиграммы)
  • Благодарность
  • Благодарю!
  • Бой
  • Бородино
  • Булгакову (Новогодние мадригалы и эпиграммы)
  • Булевар
  • Бухариной (Новогодние мадригалы и эпиграммы)
  • В альбом (“Как одинокая гробница”)
  • В альбом (“Нет! – я не требую вниманья”)
  • В альбом автору “Курдюковой” (И.П. Мятлеву)
  • В альбом Д. Ф. Ивановой
  • В альбом Н. Ф. Ивановой
  • В альбом С. Н. Карамзиной
  • В Воскресенске
  • В день рождения N. N.
  • Венеция
  • Веселый час
  • Весна
  • Ветка Палестины
  • Вечер
  • Вечер после дождя
  • Вид гор из степей Козлова
  • Видение
  • Воздушный корабль
  • Война
  • Волны и люди
  • Воля
  • Встреча
  • Г<осподину> Павлову (Новогодние мадригалы и эпиграммы)
  • Глупой красавице
  • Гость (“Как прошлец иноплеменный”)
  • Гость (“Кларису юноша любил”)
  • Графине Ростопчиной
  • Гроб Оссиана
  • Гроза
  • Грузинская песня
  • Гусар
  • Дары Терека
  • Два великана
  • Два сокола
  • Дереву
  • Дитя в люльке
  • Договор
  • Додо (Новогодние мадригалы и эпиграммы)
  • Дума
  • Еврейская мелодия (“Душа моя мрачна. Скорей, певец, скорей!”)
  • Еврейская мелодия (“Я видал иногда, как ночная звезда”)
  • Жалобы турка
  • Желание (“Зачем я не птица, не ворон степной”)
  • Желанье (“Отворите мне темницу”)
  • Жена севера
  • Журналист, читатель и писатель
  • Заблуждение Купидона
  • Завещание (“Есть место: близ тропы глухой”)
  • Завещание (“Наедине с тобою, брат”)
  • Запись народной песни
  • Звезда (“Вверху одна”)
  • Звезда (“Светись, светись, далекая звезда”)
  • Звуки
  • Звуки и взор
  • Земля и небо
  • И скучно и грустно
  • Из Андрея Шенье
  • Из Гете
  • Из Паткуля
  • Исповедь (“Я верю, обещаю верить”)
  • К * (“Делись со мною тем, что знаешь”)
  • К * (“Мой друг, напрасное старанье!”)
  • К * (“Мы случайно сведены судьбою”)
  • К * (“Не верь хвалам и увереньям”)
  • К * (“Оставь напрасные заботы”)
  • К * (“Печаль в моих песнях, но что за нужда?”)
  • К * (“Прости! – мы не встретимся боле”)
  • К * (“Я не унижусь пред тобою”)
  • К ** (“Ты слишком для невинности мила”)
  • К *** (“Всевышний произнес свой приговор”)
  • К *** (“Дай руку мне, склонись к груди поэта”)
  • К *** (“Когда твой друг с пророческой тоскою”)
  • К *** (“Мы снова встретились с тобой”)
  • К *** (“Не говори: одним высоким”)
  • К *** (“Не думай, чтоб я был достоин сожаленья”)
  • К *** (“Не медли в дальной стороне”)
  • К *** (“Не ты, но судьба виновата была”)
  • К *** (“О, не скрывай! ты плакала об нем”)
  • К *** (“О, полно извинять разврат”)
  • К N. N. (“Ты не хотел! но скоро волю рока”)
  • К N. N. (“Не играй моей тоской”)
  • К гению
  • К глупой красавице
  • К Грузинову
  • К Д.
  • К Д<урно>ву
  • К деве небесной
  • К другу (“Забудь опять”)
  • К другу (“Взлелеянный на лоне вдохновенья”)
  • К другу В. Ш<еншину>
  • К друзьям
  • К Дурнову
  • К кн. Л. Г<орчаков>ой
  • К Л.
  • К М. И. Цейдлеру
  • К Н. И. Бухарову
  • К Н. И<вановой>
  • К Нине
  • К Нэере
  • К П<етерсо>ну
  • К портрету
  • К портрету Н. И. Бухарова
  • К приятелю
  • К Су<шковой>
  • К С. С<абуров>ой (“Глядися чаще в зеркала”)
  • К себе
  • К Т***
  • К… (“Не говори: я трус, глупец!”)
  • К…. (“Простите мне, что я решился к вам”)
  • К…… (“Не привлекай меня красой!”)
  • Кавказ
  • Кавказу
  • Казачья колыбельная песня
  • Кинжал
  • Кладбище
  • Крест на скале
  • Кропоткиной (Новогодние мадригалы и эпиграммы)
  • Л. Нарышкиной (Новогодние мадригалы и эпиграммы)
  • Любовь мертвеца
  • М. А. Щербатовой
  • М. П. Соломирской
  • Мадригал
  • Мартыновой (Новогодние мадригалы и эпиграммы)
  • Могила бойца
  • Мой демон (1829)
  • Мой демон (1830-1831)
  • Мой дом
  • Молитва (“Не обвиняй меня, всесильный”)
  • Молитва (“В минуту жизни трудную”)
  • Молитва (“Я, матерь божия, ныне с молитвою”)
  • Монолог
  • Морская царевна
  • Моя мольба
  • Н. Ф. И<вановой> (Новогодние мадригалы и эпиграммы)
  • Н. Ф. И<вано>вой
  • На картину Рембрандта
  • Надежда
  • Наполеон (“Где бьет волна о брег высокой”)
  • Наполеон (“В неверный час, меж днем и темнотой”)
  • Не верь себе
  • Небо и звезды
  • Незабудка (сказка)
  • Николаю Николаевичу Арсеньеву (Новогодние мадригалы и эпиграммы)
  • Нищий
  • Новгород
  • Ночь (“В чугун печальный сторож бьет”)
  • Ночь (“Один я в тишине ночной”)
  • Ночь. I
  • Ночь. II
  • Ночь. III
  • Ода к нужнику
  • Одиночество
  • Опасение
  • Оправдание
  • Осень
  • Ответ
  • Отрывок (“На жизнь надеяться страшась”)
  • Отрывок (“Приметив юной девы грудь”)
  • Отрывок (“Три ночи я провел без сна – в тоске”)
  • Отчего
  • Очи N. N.
  • Памяти А. И. Одоевского
  • Пан
  • Парус
  • Первая любовь
  • Перчатка
  • Песнь барда
  • Песнь Казбича
  • Песня (“Желтый лист о стебель бьется”)
  • Песня (“Колокол стонет”)
  • Песня (“Ликуйте, друзья, ставьте чаши вверх дном”)
  • Песня (“Не знаю, обманут ли был я”)
  • Песня (“Светлый призрак дней минувших”)
  • Пир
  • Пир Асмодея
  • Письмо
  • Пленный рыцарь
  • Подражание Байрону
  • Покаяние
  • Поле Бородина
  • Портрет
  • Портреты
  • Посвящение (“Прими, прими мой грустный труд”)
  • Посвящение (“Тебе я некогда вверял”)
  • Посвящение. N. N.
  • Послание
  • Последнее новоселье
  • Поток
  • Поэт (“Когда Рафаэль вдохновенный”)
  • Поэт (“Отделкой золотой блистает мой кинжал”)
  • Предсказание
  • Прелестнице
  • Пророк
  • Прощанье (“Не уезжай, лезгинец молодой”)
  • Прощанье (“Прости, прости!”)
  • Разлука
  • Раскаянье
  • Ребенку
  • Родина
  • Романс (“В те дни, когда уж нет надежд”)
  • Романс (“Коварной жизнью недовольный”)
  • Романс (“Невинный нежною душою”)
  • Романс (“Стояла серая скала на берегу морском”)
  • Романс (“Ты идешь на поле битвы”)
  • Романс (“Хоть бегут по струнам моим звуки веселья”)
  • Романс к И<вановой>
  • Русалка
  • Русская мелодия
  • Русская песня
  • Сабуровой (Новогодние мадригалы и эпиграммы)
  • Св. Елена
  • Свиданье
  • Сентября 28
  • Силуэт
  • Слава
  • Смерть (“Закат горит огнистой полосою”)
  • Смерть (“Ласкаемый цветущими мечтами”)
  • Смерть (“Оборвана цепь жизни молодой”)
  • Смерть поэта
  • Совет
  • Солнце
  • Солнце осени
  • Сон (“В полдневный жар в долине Дагестана”)
  • Сон (“Я видел сон: прохладный гаснул день”)
  • Сонет
  • Сосед (“Кто б ни был ты, печальный мой сосед”)
  • Сосед (“Погаснул день на вышинах небесных”)
  • Соседка
  • Спор
  • Стансы (“Взгляни, как мой спокоен взор”)
  • Стансы (“Люблю, когда борясь с душою”)
  • Стансы (“Мне любить до могилы творцом суждено”)
  • Стансы (“Не могу на родине томиться”)
  • Стансы (“Я не крушуся о былом / Мгновенно пробежав умом”)
  • Стансы (“Я не могу ни произнесть”)
  • Счастливый миг
  • Тамара
  • Толстой (Новогодние мадригалы и эпиграммы)
  • Три ведьмы
  • Три пальмы
  • Тростник
  • Трубецкому (Новогодние мадригалы и эпиграммы)
  • Тучи
  • Уваровой (Новогодние мадригалы и эпиграммы)
  • Узник
  • Умирающий гладиатор
  • Утес
  • Утро на Кавказе
  • Цевница
  • Чаша жизни
  • Челнок (“Воет ветр и свистит пред недальной грозой”)
  • Черкешенка
  • Черны очи
  • Чума
  • Чума в Саратове
  • Щербатовой (Новогодние мадригалы и эпиграммы)
  • Э. К. Мусиной-Пушкиной
  • Элегия (“Дробись, дробись, волна ночная”)
  • Элегия (“О! Если б дни мои текли”)
  • Эпиграмма (“Дурак и старая кокетка – все равно”)
  • Эпиграмма на О. И. Сенковского (“Под фирмой иностранной иноземец”)
  • Эпиграмма на Н. Кукольника
  • Эпиграммы
  • Эпиграммы на Ф. В. Булгарина
  • Эпитафия (“Кто яму для других копать трудился”)
  • Эпитафия (“Прости! увидимся ль мы снова?”)
  • Эпитафия (“Простосердечный сын свободы”)
  • Эпитафия Наполеона
  • Югельский барон. Баллада
  • Юнкерская молитва
  • Farewell
  • Had we never loved so kindly
  • L’Attente
  • Sentenz

По первой строчке:

  • * * * (“Ах! ныне я не тот совсем”)
  • * * * (“Безумец я! вы правы, правы!”)
  • * * * (“Болезнь в груди моей и нет мне исцеленья”)
  • * * * (“В игре, как лев, силен” (Экспромты))
  • * * * (“В рядах стояли безмолвной толпой”)
  • * * * (“В старинны годы жили-были”)
  • * * * (“Велик князь Ксандр и тонок, гибок он” (Экспромты))
  • * * * (“Великий муж! Здесь нет награды”)
  • * * * (“Возьми назад тот нежный взгляд”)
  • * * * (“Время сердцу быть в покое”)
  • * * * (“Все тихо – полная луна”)
  • * * * (“Вы не знавали князь Петра” (Новогодние мадригалы и эпиграммы))
  • * * * (“Выхожу один я на дорогу”)
  • * * * (“Гляжу на будущность с боязнью”)
  • * * * (“Гроза шумит в морях с конца в конец”)
  • * * * (“Девятый час; уж темно; близ заставы”)
  • * * * (“Для чего я не родился”)
  • * * * (“Дубовый листок оторвался от ветки родимой”)
  • * * * (“Душа моя должна прожить в земной неволе”)
  • * * * (“Есть речи – значенье”)
  • * * * (“За девицей Emilie” (Экспромты))
  • * * * (“Забывши волнения жизни мятежной”)
  • * * * (“Зачем, о счастии мечтая” (Экспромты))
  • * * * (“Из-под таинственной, холодной полумаски”)
  • * * * (“Измученный тоскою и недугом”)
  • * * * (“Им жизнь нужна моя, – ну, что же, пусть возьмут” (Экспромты))
  • * * * (“Итак, прощай! впервые этот звук”)
  • * * * (“К чему волшебною улыбкой”)
  • * * * (“Как в ночь звезды падучей пламень”)
  • * * * (“Как дух отчаянья и зла”)
  • * * * (“Как луч зари, как розы Леля”)
  • * * * (“Как небеса твой взор блистает”)
  • * * * (“Как по вольной волюшке”)
  • * * * (“Как часто, пестрою толпою окружен”)
  • * * * (“Когда б в покорности незнанья”)
  • * * * (“Когда волнуется желтеющая нива”)
  • * * * (“Когда к тебе молвы рассказ”)
  • * * * (“Когда легковерен и молод я был” (Экспромты))
  • * * * (“Когда надежде недоступный”)
  • * * * (“Когда одни воспоминанья”)
  • * * * (“Когда последнее мгновенье”)
  • * * * (“Кто в утро зимнее, когда валит”)
  • * * * (“Кто видел Кремль в час утра золотой”)
  • * * * (“Куда, седой прелюбодей” (Экспромты))
  • * * * (“Лилейной рукой поправляя”)
  • * * * (“Люблю я цепи синих гор”)
  • * * * (“Метель шумит и снег валит”)
  • * * * (“Милый Глебов” (Экспромты))
  • * * * (“Мое грядущее в тумане”)
  • * * * (“Мои друзья вчерашние – враги” (Экспромты))
  • * * * (“На буйном пиршестве задумчив он сидел”)
  • * * * (“На бурке под тенью чинары”)
  • * * * (“На севере диком стоит одиноко”)
  • * * * (“На серебряные шпоры”)
  • * * * (“На темной скале над шумящим Днепром”)
  • * * * (“Надежда Петровна, зачем так неровно” (Экспромты))
  • * * * (“Настанет день – и миром осужденный”)
  • * * * (“Наш князь Васильчиков” (Экспромты))
  • * * * (“Не плачь, не плачь, мое дитя”)
  • * * * (“Не смейся над моей пророческой тоскою”)
  • * * * (“Нередко люди и бранили”)
  • * * * (“Нет, не тебя так пылко я люблю”)
  • * * * (“Нет, я не Байрон, я другой”)
  • * * * (“Никто моим словам не внемлет”)
  • * * * (“Никто, никто, никто не усладил”)
  • * * * (“Ну, вот теперь у вас для разговоров будет” (Экспромты))
  • * * * (“О, как прохладно и весело нам”)
  • * * * (“Один среди людского шума”)
  • * * * (“Он был в краю святом”)
  • * * * (“Он был рожден для счастья, для надежд”)
  • * * * (“Он метил в умники, попался в дураки” (Экспромты))
  • * * * (“Он прав! Наш друг Мартыш не Соломон” (Экспромты))
  • * * * (“Она была прекрасна, как мечта”)
  • * * * (“Она не гордой красотою”)
  • * * * (“Она поет – и звуки тают”)
  • * * * (“Они любили друг друга так долго и нежно”)
  • * * * (“Опять, народные витии”)
  • * * * (“Остаться без носу – наш Маккавей боялся”)
  • * * * (“Очарователен Кавказский наш Монако!” (Экспромты))
  • * * * (“Передо мной лежит листок”)
  • * * * (“Плачь! плачь! Израиля народ”)
  • * * * (“По произволу дивной власти”)
  • * * * (“Пора уснуть последним сном”)
  • * * * (“Послушай, быть может, когда мы покинем”)
  • * * * (“Послушай, вспомни обо мне”)
  • * * * (“Посреди небесных тел”)
  • * * * (“Поцелуями прежде считал”)
  • * * * (“Прекрасны вы, поля земли родной”)
  • * * * (“Приветствую тебя, воинственных славян”)
  • * * * (“Примите дивное посланье”)
  • * * * (“Прости, мой друг!….как призрак я лечу”)
  • * * * (“Прощай, немытая Россия”)
  • * * * (“Пускай поэта обвиняет”)
  • * * * (“Пусть я кого-нибудь люблю”)
  • * * * (“Расписку просишь ты, гусар”)
  • * * * (“Расстались мы, но твой портрет”)
  • * * * (“Ребенка милого рожденье”)
  • * * * (“Свершилось! полно ожидать”)
  • * * * (“Се Маккавей-водопийца кудрявые речи раскинул, как сети”)
  • * * * (“Сижу я в комнате старинной”)
  • * * * (“Синие горы Кавказа, приветствую вас!”)
  • * * * (“Скинь бешмет свой, друг Мартыш” (Экспромты))
  • * * * (“Склонись ко мне, красавец молодой”)
  • * * * (“Слишком месяц у Мерлини” (Экспромты))
  • * * * (“Слова разлуки повторяя”)
  • * * * (“Слышу ли голос твой”)
  • * * * (“Смело в пире жизни надо” (Экспромты))
  • * * * (“Смело верь тому, что вечно”)
  • * * * (“Спеша на север из далека”)
  • * * * (“Тебе, Кавказ, суровый царь земли”)
  • * * * (“Тобою только вдохновенный”)
  • * * * (“Ты молод. Цвет твоих кудрей”)
  • * * * (“Ты помнишь ли, как мы с тобою”)
  • * * * (“Ужасная судьба отца и сына”)
  • * * * (“Унылый колокола звон”)
  • * * * (“Хоть давно изменила мне радость”)
  • * * * (“Что толку жить!.. Без приключений”)
  • * * * (“Это случилось в последние годы могучего Рима”)
  • * * * (“Я видел раз ее в веселом вихре бала”)
  • * * * (“Я видел тень блаженства; но вполне”)
  • * * * (“Я жить хочу! хочу печали”)
  • * * * (“Я к вам пишу: случайно! право”)
  • * * * (“Я не для ангелов и рая”)
  • * * * (“Я не люблю тебя; страстей”)
  • * * * (“Я не хочу, чтоб свет узнал”)
  • * * * (“Я счастлив! – тайный яд течет в моей крови”)
  • * * * (“Non, si j’en crois mon esperance”)
  • * * * (“Quand je te vois sourire”)

Приписываемое Лермонтову:

  • Экспромт (“Три грации считались в древнем мире”)
  • La Tourterelle
  • Le blesse
  • * * * (“Винтовка пулю верную послала”)
  • * * * (“И на театре, как на сцене света”)
  • * * * (“Любить вас долго было б скучно”)
  • * * * (“О, как мила твоя богиня”)
  • * * * (“Поверю совести присяжного дьяка”)
  • * * * (“Приветствую тебя я, злое море”)
  • * * * (“Хвала тебе, приют лентяев”)
, , , ,

This post was written by:

- who has written 257 posts on Google Logos Collection.


Contact the author

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.

Page 1 of 11
.